è  DEUTSCH   è  ENGLISH   è  FRENCH   è  РУССКИЙ
search


Прилет в Урумчи
По странному стечению обстоятельств, мы летели из Новосибирска в Урумчи последним 'челночным рейсом'. С 1-го сентября 2004 года авиакомпания 'Сибирь' переориентировала свой челночный поток на Пекин. Очень жаль. На мой взгляд, Синьцзян - самая привлекательная для сибиряков провинция КНР. В дальнейшем рассказе постараемся объяснить почему.

В Урумчи аэропортный комплекс по сравнению с сибирскими аэропортами с точностью до наоборот. Для внутренних линий - что-то на уровне самого современного аэропорта России, Домодедово. Для полетов за границу - что-то похожее на Омский аэропорт, но без колючей проволоки и назойливых мордатых таксистов. Лица вообще очень интересные. Это одно из открытий Синьцзяна - часто непонятно, находишься ты в Китае или в Узбекистане-Казахстане.
После чисто китайской неразбирихи и хаоса с прохождением границы по спискам, выходим в свет. Аэропортный комплекс находится в Урумчи за городом. Вдали виднеются горы в голубой дымке, все здания вокруг аэропорта облеплены рекламой с аршинными иероглифами - мы в Китае! Первые впечатления: такси а ля СССР со счетчиком и жизнерадостными водителями. На боковом стекле выставлена цена. Обычно это 1, 40 юаней за километр ( в рублях умножаем приблизительно на 4; в евро - 14 сентов, в долларах - делим на 8,2 ). Цены как в Омске, но не надо унизительно торговаться, как у нас. В дальнейшем, после нескольких походов по магазинам, мы установили, что цены на основные товары такие же как у нас.

Открытие ярмарки
На следующий день, 1 сентября 2004 года, состоялось торжественное открытие торгово-экономической ярмарки. Выступавшие говорили много красивых слов о дружбе и сотрудничестве, все это сопровождалось замечательными выступлениями местных артистов. Были преставители всех основных наций и народностей Синьцзяна, но особенно запомнился уйгурский ансамбль народной музыки с черным от загара дедушкой, который весело и с огоньком дул в свою маленькую дудочку.

После открытия обошли все основные стенды. Преобладает продукция легкой и пищевой промышленности. Продегустировали сухое вино из Турфана, которое изготавливается совместно с французами. Интересно, как бы оценил это вино наш друг Петер Фрис. Говорят, что из-за большого количества сахара в винограде ( а это от сухого жаркого климата с резкими перепадами температур день-ночь) Синьцзянское вино не очень котируется на Западе.
В Турфан мы поедем на экскурсию в предпоследний день нашего нахождения на ярмарке.

Синьцзянская молодежь
На выставке очень много молодежи. В Китае она другая, отличная от нашей. Первое, на улице не встретишь людей, сосущих пиво на ходу, сидящих с ногами на лавках, бьющих бутылки и сквернословящих. Вместо этого, как и на Западе, есть какие-то заведения, где можно сесть и культурно отдохнуть. Но это вечером, когда уже кое-что сделано, и можно с друзьями обсудить планы на следующий день. Второе, девушки в Китае скромные. Мы не видели ни одной с оголенной талией и ' походкой от бедра'. На фото изображены идолы Синьцзянской молодежи ( к сожалению, не могу вспомнить название группы). Молодые девчонки, две из них ну почти европейского типа - и никакой расхлябанности и пофигизма ( сразу вспоминается один наш скандально известный дуэт).

Почти все молодые ребята работают не покладая рук и пытаются в этой жизни чего-либо достичь. Да, они тоже любят сидеть в ресторанах быстрого питания, которые у них называются 'Best food', гулять по вечерним улицам толпами. Однако китайская молодежная толпа, прежде всего, не накачана пивом или водкой, и совсем неагрессивна. После России на китайской улице просто отдыхаешь душой! Вот, правда, плевать на мостовую китайцы умеют не хуже нашего.
Кстати, об улицах в Урумчи. Основные автомагистрали - бетонки. Хороший пример, как надо строить дороги в городе с климатом, столь похожим на наш. Возле дорог проложена еще одна асфальтированная полоса, по которой, для избежания пробок, носятся такси и автобусы. Наконец, такси имеют право пробираться к гостиницами по широченным тротуарам! Сначала нас это шокировало, а затем мы поняли, что это очень удобно для пассажиров. Хотя и здесь, конечно, есть свой специфический восточный хаос. Вместо такси часто по тротуарам пробираются навороченные джипы; и здесь они более равные среди равных.

Гульчатай и Зульфия
Главная достопримечательность Синьцзяна - это Шелковый путь и уйгуры. Нас очень тянуло на стенд Турфана, где почти 90% населения составляют уйгуры. Ну чем эти две красавицы на фотографии не Гульчатай и Зульфия? Уйгуры - нация загадочная и сродни монголам. Они появились в качестве грозной силы в 8-ом веке, нагнали на всех страху своими набегами из Джунгарских степей, чтобы стать потом вот такими мирными ребятами, да еще и умудрились оказаться в меньшинстве в своей провинции. Осталась, правда, одна особенность с той далекой поры - уж очень они любят холодное оружие, которое продается в уйгурских лавках в богатейшем ассортименте. Есть в Урумчи и район, населенный преимущественно представителями данной нации. Мы его обязательно посетим в один из последних дней пребывания на выставке.

Китайское трудолюбие
Китайцы народ трудолюбивый, доброжелательный ( в особенности по отношению к иностранцам, т.к. в них они не видят конкурентов в крысиных гонках за место под солнцем при своем полуторамиллиардном населении), и, что самое главное, по нашим понятиям непьющий. Благодаря этим качествам и, естественно, под чутким руководством своих вождей, они отстроили практически на наших границах мегаполис, которому столица Сибири, Новосибирск, в подметки не годится. То ли еще будет...

На фотографии виден этакий среднестатистический китайский муравей-рикша, который не ропща вносит свой скромный вклад в процветание своей великой родины. Сколько раз нам приходилось удивляться : пробирается худущий рикша сквозь автомобильные джунгли ( в Китае на дорогах правила соблюдаются с натяжкой - особенно достается пешеходам, переходящим улицу ), еле педалями крутит; увидит иностранца - и рот до ушей: ' вот, смотри, кое- что в свой муравейник везу и тому радуюсь'. В оживленных местах сидят чистильщики обуви ( стоимость работы - 1 юань; 1 доллар США= 8,27 юаней), защивальщики одежды и т.д. Нет тебе на них никаких крышующих бандитов, или всяких там инспекций. Китайское государство умное - оно понимает: людям нужно давать жить и зарабатывать. Все эти ребята, в целом, веселые и работящие. А уж если им попадется иностранец, да еще со знанием китайского языка - полный восторг. Прежде всего интересуются, откуда 'старина-иностранец'. Узнав, что из России, поднимают большой палец: 'Путин - холосодэ', 'Элосы бу цхо'(Россия -молодец). Но это очень простые люди. Другие- ориентированы больше на английский язык и западную культуру - они просто не видят в нас больше примера для подражания. Один простой пример: во время наших поездок в начале 90-х, полки китайских магазинов были завалены кассетами с русскими песнями на китайском языке ( Катюша, Подмосковные вечера и т.д.). В этот раз, в гигантском специализированном супермаркете, мы не нашли ни одной кассеты с русскими записями.

Великие стройки китайских пятилеток
За первых два дня нашего нахождения в городе главное впечатление: строят везде, очень много, день и ночь и в любую погоду. Темпы такие, что каждый год китайский город изменяется таким образом, что в некоторых местах его просто не узнать. Это в Урумчи. Можно представить себе, что делается на юге и на побережье.
Конечно, строят с китайской спецификой: слишком быстро и где-то не совсем надлежащего качества. Но!По образному выражению одного из участников нашей делегации:' за последние 15 лет Урумчи превратился из заштатного Калачинска ( уездный город в Омской области) в процветающий Лос-Анджелес. Посмотрите на панораму города на фотографии: это не европейский, а скорее американский город, выросший на глазах.

Гостиницы Урумчи
Еще нас поразили новые гостиницы. Некоторые по роскоши напоминают ближневосточные отели.

Наша гостиница 'Юухао - Дружба' имеет 'всего' три звезды, но она лучше, чем гостиница 'Сибирь' в Новосибирске. За двухместный номер с условием одноместного проживания мы платили 50 долларов США; те, кто жили вдвоем в номере, 27,5 долларов на человека. Это уровень гостиницы 'Маяк' Омска при несравненно лучшем сервисе. В номере имеется аппарат с чистой холодной водой и кипятком. Чай можно всегда попить. Номер убирается каждый день. В жару можно включить кондиционер. Словом, сервис действительно на высоте.

Есть, конечно, и негативные моменты - окна не мылись уже давно, а при такой загрязненности воздуха, как в Урумчи ( город находится в долине между гор ), они уже изрядно закоптились.

Последний день работы
Последний день работы на ярмарке. Остаются еще два дня. Их мы посвятим экскурсиям в Турфан и на Тяньчи. Одно дело прочитать это все в интернете, другое - увидеть самому.
Еще раз проходим стенды с их национальным колоритом. Девушка-казашка позирует для фотографии. Грациозная особа с долины реки Или, которая впадает в озеро Балхаш в Казахстане. Эта местность известна во всем Китае своей 'долиной яблок', живописными озерами и горными пейзажами.

Проводим также переговоры с делегацией из города Алтай на самом севере Синьцзяна на границе с Горно-Алтайской АО. Они представляют высокогорное озеро Канас. Говорят, что их местность пользуется большой популярностью у богатых китайцев с Юга и американцев. Поэтому они против строительства прямого шоссе из Горного Алтая России в Синьцзян, т.к., по их мнению, это нарушит экологический баланс в регионе: ведь в Китае осталось так мало мест, почти совсем не тронутых человеком.
Еще мы поговорили об истоках Иртыша, нашей общей родной реки. Подарили мне они книгу об этих местах. От Урумчи до Алтая ( 600 км ) летает новенький "Фоккер" ( небольшой самолет голландского производства )! Цена, правда, высоковата, особенно для китайцев - 500 юаней ( 61 доллар США ) в один конец.

Озеро Канас
Канаский заповедник расположен в северной части Синьцзяна. Его территория соприкасается с Россией, Казахстаном и Монгольской Народной Республикой. Туристы могут сначала на самолете долететь из Урумчи, административного центра Синьцзяна, до города Алтай, а затем за четыре часа доехать оттуда до Канаса на туристическом автобусе.

Попав в Заповедник Канас, вы сразу же оказываетесь в зеленом царстве. Серпантин горной дороги уносит вас все выше и выше, а вы, сидя в машине, любуетесь чудесной панорамой: на зеленых лугах в горной долине пасутся отары овец, белеют юрты скотоводов, то тут, то там взору открываются большие и малые озера, окруженные густыми лесными массивами.

Озеро Канас – это сердце Канасского заповедника. Именно благодаря озеру пейзаж здесь великолепен. Если ранним утром подняться на горную вершину высотой в две с лишним тысячи метров над уровнем моря, то озеро Канас в лучах утреннего солнца чарует и манит к себе словно таинственное зеркало. К северу от него видны извивы снежных гор, вдалеке их очертания напоминают силуэт спящей красавицы. У подножья гор гуляют туманы. Горы обступают озеро Канас и с восточной, и с западной стороны, формируя кромку его берегов и поверхности.

Когда солнце поднимается высоко и туман постепенно рассеивается, таинственное озеро, наконец, являет миру свой лик. Синее небо, белые облака и вечнозеленые пихты и ели, растущие по обеим берегам, отражаются на бирюзовой глади озера, подернутой мелкой рябью.

Канас по-монгольски означает "Чарующе озеро".
В озерном крае Канас раздолье для диких зверей и птиц. Среди сотни с лишним видов диких животных здесь встречаются такие, как росомаха, марал, снежный барс, заяц-беляк, соболь, рябчик, тундровая куропатка, тетерев и другие редкие представители фауны. Говорят, что в озере даже обнаружился "водяной". По этому поводу гид господин Ван Сюйдун сказал, что из пагоды туристы могут понаблюдать за так называемым "водяным", то есть огромным тайменем. Он говорит, в частности:

"С озером Канас связано много таинственного. Например, говорят, что в нем живет "водяной". Очевидцы рассказывают, что длина его тела 10 метров, а весит он 2-3 тонны. Другие говорят, что это огромный таймень. Но приезжавшие сюда ученые обнаружили здесь только крупного тайменя длиной не более четырех метров, поэтому они считают, что сегодня нельзя с уверенностью утверждать, живет ли в этом глубоком озере палеозойской эры какое-то неизвестное животное. Поэтому рассказы о громадном чудовище, обитающем в озере Канас, до сих пор остаются загадкой".

Как бы там ни было, в озере Канас действительно водится много различных видов рыбы. Стоя на берегу, можно видеть, как в воде резвятся стайки рыб, выпрыгивая на поверхность.

Из пагоды "любования рыбой", как ее называют, перед глазами открывается обширный край казахских аратов. На пастбище пасутся стада коров и овец, разбросаны белые юрты, где проживают казахские араты.

Другую своего рода "достопримечательность" живописного района Канас составляет народность тува, которая с давних пор живет на берегу озера. Народность тува является одной из ветвей монголов. Численность тувинцев, проживающих здесь, составляет примерно 1400 человек. Они сохраняют свои нравы и обычаи и представляют собой уникальную этнографическую реалию Канаса. Народность тува живет в деревянных домах, напоминающих пагоды. По утрам на лошадях они едут в лес пасти скот, или ведут овец на выгон, или идут к озеру ловить рыбу. До сир пор они ведут кочевой образ жизни. Тувинцы живут в лесных районах, их называют "жителями лесов". Называют их еще и "заоблачным племенем", потому что деревянные дома, в которых проживают тувинцы, то исчезают, то появляются в дымке облаков.

Мелодию, которую исполняет тувинец на "чууэре" – музыкальном инструменте, который есть только у тувинцев. Этой мелодией тувинцы встречают гостей. Чууэр очень похож на "сяо" – вертикальную китайская флейту из бамбуки. Его делают из травянистого растения редкого вида.

Некую противоположность загадочной народности тува, проживающей компактно и замкнуто, являют собой казахские араты, кочующие по просторным степям меж гор Канаса. Они очень гостеприимны, любят петь и танцевать. Вечером, когда температура в заповеднике Канас падает, одевшись потеплее, пойдите к месту, откуда доносится музыка, чтобы увидеть задорные танцы и послушать веселые песни казахов. И, возможно, глядя на весело танцующих красивых казахских девушек и юношей, вы не удержавшись, тоже пуститесь в пляс.

Итак, налюбовавшись живописным видом озера Канас, познакомившись с нравами и обычаями местных жителей, вы можете еще пойти прогуляться в девственную березовую рощу, расположенную недалеко от озера Канас. В этой роще на площади в 50 с лишним гектаров растут деревья-великаны, орошаемые талыми водами снежных гор. Здесь вы можете отдохнуть и насладиться прекрасными стихами, что оставили казахские поэты. Эти стихи казахские каллиграфы вырезали на стволах некоторых деревьев. Тихая березовая роща превратилась в замечательное место, где можно познакомиться с историей и поэтическим искусством казахов. Кроме того, вы можете увидеть здесь различные изваяния – то есть окаменелости, возникшие спустя миллионы лет в ходе эволюции, а также рисунки, что высечены на древних сказах и отображают кочевую жизнь аратов того времени.

Живописны горы и воды заповедника Канаса, и нигде не найти такого прекрасного места.

Китайские пионеры
В последний же день работы ярмарки нас посетили китайские пионеры. Мы не поддерживаем все эти красные и коммунистические утопии, однако все-таки стоит заметить, насколько мудры китайцы, и особенно их руководители. У них ведь тоже был в конце 80-х соблазн: взять все и разрушить и на следующий день построить капитализм.

На полках китайских книжных магазинов на самом центральном месте стоят книги, посвященные 100- летию со дня рождения Дэн Сяо Пина - отца китайских реформ. Крупными иероглифами написано: 'Старина Дэн, китайский народ никогда не забудет тебя'.

Ну что по этому поводу можно сказать: обидно и горько, что у нас в исторически сложнейшее время вместо мудрецов типа Дэна оказались у власти сначала Бессвязный Путаник, а затем Проспиртованный Балбес. В результате мы и имеем то, что имеем.

Синьцзянская кухня
Завтрак входил в стоимость отеля, поэтому первый наш опыт с Синьцзянской кухней имел место в гостинице 'Дружба'. Сначала среди китайского обслуживающего персонала возникло замешательство по поводу неумения некоторых наших постояльцев кушать палочками. В Синьцзяне даже в гостиницах, где останавливаются иностранцы, говорят только на китайском языке. И уж тем более им непонятно, как это можно не уметь кушать палочками -просто варвары какие-то! Нашему специалисту по китайскому языку пришлось вместо завтрака посвящать китайцев в особенности нашего менталитета и пристрастий. Они все это восприняли с юмором и очень проворно организовали практически все, о чем их просили. При этом не ворчали, не закатывали от возмущения глаза - быстро куда-то исчезали, чтобы так же быстро появиться с необходимыми предметами. Возник, например, вопрос с чаем. Они хлебают за завтраком какую-то рисовую бурду, совершенно невкусную для европейца. После разъяснений, что нам надо, исчезли надолго; затем притащили откуда-то что-то типа нашего самовара ( при этом рот до ушей - раздобыли-таки!), через минуту прилепили к самовару скочем этикетку на русском 'чай'. Мало того, через два дня ( новшество пришлось по душе и китайским постояльцам!) на самоваре красовался ну очень красивый иероглиф 'ча' ( чай). Предприимчивости китайцев нет предела!

Теперь о самой кухне. Это перец, перец и еще раз перец. Красный и зеленый, зеленый и красный, плюс их различные модификации. Забегая вперед сообщаем, что после возвращения из Урумчи у половины участников выставки из Омска разболелись желудки. Поэтому для тех, у кого не совсем в порядке желудочно-кишечный тракт, советуем за завтраком есть вареные яйца со знаменитыми белыми пампушками, пить зеленый чай с каким-нибудь сладким кренделем.

В обед мы питались в ресторане быстрого питания( чисто, недорого и вкусно), где брали чаще всего плов ( он не такой острый). Обед нам обходился приблизительно в 70 рублей.
Не советуем есть на улице: грязновато и можно налететь на такое блюдо, что глаза сразу на лоб полезут.

Следуя китайской поговорке: 'Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин - отдай врагу' , ужинать лучше в номере гостиницы. Мы покупали на ужин фрукты ( их по осени в Урумчи - море и они относительно дешевы) и пили чай в номере.

Для здоровых людей синьцзянская кухня очень вкусна и питательна. Особенно славится плов у уйгуров.

Центральный парк культуры и отдыха
Вот и закончилась наша официальная деловая часть, и мы можем приступить к знакомству с достопримечательностями Урумчи и окрестностей.

Начнем мы, конечно же, с обзорной поездки по городу, т.к. до этого мы видели его только при переезде из аэропорта в центр ( около 20 км ) и на маршруте гостиница - выставка ( 1 км). Похоже, маршрут у наших китайских друзей накатанный. Быстренько забивают нас в автобус, где, как всегда, приходится ждать по не совсем понятным причинам около получаса. Затем везут к первой достопримечательности : Народному парку. Еще одна Синьцзянская особенность: нам дают переводчика, который с огромным трудом говорит на русском языке и плохо знает материал на китайском. Нам показалось, что парк совсем не интересный, выдержанный в духе китайского патриотизма 60-70 годов, со всеми этими памятниками и табличками. Вход в парк 5 юаней. Однако, после приезда в Омск, вот что мы нашли об этом парке в интернете:
Урумчи славится своими «восемью чудесами». Это дом-музей известного цинского ученого и литератора Цзи Сяоланя, который находится на территории Народного парка, в этом же парке имеются: озеро Цзяньху и терем Цуйгуань; мост для водопоя коней; теплый источник Шуймогоу, где по преданию купалась наложница императора Цяньлуна: пейзажные места «баошуй и сюе» (вода и снег) и «рыбалка под радугой» Вот так, оказывается!

Возле парка находится диспетчерский пункт по отправке автобусов по основным туристическим маршрутам Синьцзяна. Цены - загляденье. Но, во первых, это чисто китайские группы. А во-вторых, скорее всего, они иностранцам здесь ничего не продадут и направят в гостиницу, где все минимум в два раза дороже. Так, однодневная поездка на горное озеро Тяньчи здесь обозначена в 35!!! юаней, нам продали этот тур с плохим специалистом русского языка за 250 юаней. Хорошая экономика.

Хуншань - красная гора
Самой красивое место в Урумчи - это Красная гора, названная так из буро-красного песчаника , с вершины которой открывается чудесный вид на город.
После Народного парка нас везут к парку Красной горы. Мы были здесь год назад, когда прилетали специальным рейсом Казань – Омск – Урумчи. Парк мне в тот раз не очень понравился. Он был забит людьми, машинами (опять самые равные среди равных – так как въезд на гору для автотранспорта запрещен); утром над городом висел смог, и было очень жарко. На этот раз - все по-другому. Мы приехали ближе к вечеру, народу и машин было не так много. После обеда в Урумчи, как и в Омске, почти всегда дует ветер, так что город в окружении Тяньшанских хребтов предстал перед нами во всем великолепии. Именно здесь
становится понятным, почему Урумчи часто называют « городом, возникшим на глазах» - весь город представляет собой одну гигантскую стройку. Интересно, как он будет выглядеть лет через пять.

Красная гора имеет богатую культурную традицию. К сожалению, от наших гидов- переводчиков опять ничего нельзя было добиться, кроме фраз: «это – гора», «она красивый» и т.д. Именно в таких случаях начинаешь понимать подлинное значение немецкого слова «Übersetzer „– переводчик (дословно - перевозящий на другой берег). А все эти трудности в общении с китайцами – просто от элементарного отсутствия хороших переводчиков, знающих к тому же менталитет обоих народов. Но и без объяснений ходить по парку очень приятно. Много медитирующих китайцев, некоторые делают друг другу массаж шеи (чаще мужчины женщинам ), другие ходят по дорожкам задом наперед ( надо будет попробовать в Омске – интересно, как это воспримется нашими парковыми бабульками). Но основная масса народа взбирается на пагоду ( за отдельную плату) или на скалу ( бесплатно), откуда открывается восхитительный вид на Урумчи и покрытые снегом горные вершины. На горе также комплекс буддийских храмов (вход - 2 юаня) – очень интересно и познавательно!
В храмах фотографировать запрещено.
Вход на территорию парка – 10 юаней.

Вот две основные достопримечательности, которые показывают в Урумчи во время экскурсии по городу. Есть у них еще очень интересный краеведческий музей (мумии, фрески и т.д.), но, видимо, он не пользуется популярностью у туристов. Иногда после Красной горы везут на уйгурский базар. В этот день было уже поздно, и мы туда не попали.

Великий шелковый путь
Поездка в Турфан.

К этой поездке мы готовились заранее, еще в Омске. О Турфане в интернете очень много различной информации. Можно представить себе наше волнение, когда мы садились в автобус – сегодня мы посетим один из основных пунктов древнего Шелкового пути!
После уже привычного получасового ожидания в автобусе, мы отправляемся от гостиницы. Автобус у нас китайского производства, типа нашего «пазика», называется «Золотой дракон». По сравнению со своим российским аналогом – это действительно небольшой «дракон» с кондиционерами, подстаканниками и подставками для ног в спинке впередистоящего кресла. В очередной раз поражаемся: китайцы научились делать все, от детской соски до пассажирских автобусов.

Ветряки китайского производства
Это наша первая поездка за город, поэтому мы во все глаза смотрим в окно. Дорога до Турфана ( 180 км) первые 50 км – сплошная каменная пустыня между двумя грядами Тяньшанских гор, расположенных на значительном расстоянии от автобана Урумчи-Пекин ( эти автобаны в пустыне нас, пожалуй, поразили больше всего – и когда только китайцы успели их понастроить?!). Особенно великолепны горы с левой стороны; покрытые вечными снегами вершины, лишенные какой-либо растительности. А вот и первая достопримечательность: самый большой парк ветряков в Юго-Восточной Азии. Опять видим ту же закономерность – первые два – германского производства, остальные ( 99,.9%) – китайского. Нечего поддерживать чужестранного производителя.!

Самые красивые девушки в Китае
Затем, следующие 50 км, дорога проходит по горному ущелью. Внизу протекает горная река. Проезжаем Дабаньчен, которые известен в Китае как город, где проживают самые красивые девушки Китая. Во всяком случае, так нам говорит наша успевшая уже всем поднадоесть своим практически полным незнанием русского языка «экскурсовод» Света (конечно же, она – китаянка, просто китайцы, знающие хотя бы несколько слов по-русски, берут себе «второе» имя , русское и представляются нам именно так). Не можем ничего сказать о девушках, но вот пейзажи на самом деле изумительные, особенно для нас, жителей степи, самой большой низменности в мире.
В Китае на автобанах существуют ограничения скорости. Для автобуса это 80 км в час. Оставшиеся 80 км до медленно и с достоинством проезжаем по второй самой низкой материковой впадине мира – Турфанской низменности ( 175 метров ниже уровня моря). Появляются первые зеленые насаждения, верные признаки того, что мы приближаемся к Карезу – третьему великому творению древней китайской цивилизации после Великой Китайской стены и Великого канала.

Турфан - Карез
Первую остановку делаем в музее Кареза ( примерно 8 км не доезжая Турфана ). Сразу видим, что туристический поток здесь используется «на полную катушку» . Цены на сувениры высокие, фотографирование с местными девушками в национальных костюмах – 10 юаней за фотографию. В музее нам ничего не рассказывают, т.к. Света еще не проходила столь сложной лексики в своем лингвистическом университете. Однако здесь уже все разъяснения сделаны и на английском языке ( надписи, плакаты и т.д.).

Система подземного орошения просто поражает своими грандиозными масштабами. Всего на Турфанской низменности ее общая протяженность составляет 5 000 (!) километров. После музея мы спускаемся в подземелье, где показывают как функционирует Карез. За небольшую плату можно попить чистейшей горной воды. В туннелях хорошо и прохладно (а на улице 40 градусов жары). Турфан – самое жаркое место в Китае.

Турфан - виноградная долина
Затем мы прогуливаемся по поверхности. Нам нежарко, так как аллеи сверху увиты виноградом. Его срывать и кушать нельзя, о чем свидетельствует эта табличка с иероглифами и арабской вязью. Слева по аллее выставлены некоторые образцы прессов в натуральную величину и других механизмов для обработки винограда. Света, наверное, такую тему вообще не будет проходить, т.к. она словно остолбенела и затрудняется подобрать хотя бы одно русское слово по теме. Но нам и без Светы все в целом понятно и, наверное, интереснее, т.к. до всего приходится додумываться самим.

Изюм и святое колесо
После выхода на поверхность из туннеля Кареза мы осмотрели проветриваемые лабазы, где сушат изюм ( необычайно вкусный!), посмотрели, как ловко уйгуры раскручивают туристов на покупку сувениров и фотографирование за деньги, а затем наткнулись вот на такую табличку на английском языке ( основные иностранные посетители здесь - японцы и малазийцы, которые хорошо понимают по-английски):"Предком уйгуров был народ канкел, который жил в древние времена на территории Западного региона. Именно от них уйгуры переняли этот символ – повозку, с помощью которой можно искать свое счастье, которая помогает обрести его и наслаждаться им.

Считается, что если Вы прогуляетесь по парку Кареза и пройдете по «Мосту повозки канкелов», Вы найдете свое счастье. Неважно, полетите Вы обратно на самолете, поедете поездом или на машине, Вам будет казаться, будто Вы впитали в себя сам дух этого места".

Примем к сведению и будем наслаждаться воспоминаниями о жарком Турфане в морозную сибирскую зиму.

Гаочан
И вот, после посещения Кареза, плотного обеда у 'Одинокого Уйгура', мы берем курс на Гаочан - знаменитые на весь мир развалины древнего города на Великом Шелковом пути ( от Турфана около 40 км). На пути проезжаем несколько мелких населенных пунктов. Конечно, это другой Китай. Но не будем о грустном!
Тем более, что Света продолжает нас веселить дальше. В ее исполнении наша предстоящая программа в Гаочане должна была выглядеть так: по приезду к руинам города будет катание на лошадях за 20 юаней. Кто хочет покататься на лошадях? Народ ехал, правда, смотреть на руины древнего города, поэтому желающих ' кататься на лошадях за 20 юаней' оказалось немного.
Что на самом деле? Никакие это не лошади, а скромные трудолюбивые ослики, тянущие из последних сил ( по такой-то жаре) повозку с туристами. Ходить по развалинам города без экскурсии запрещено ( в свое время очень много материала растащили местные жители и западные туристы ). Так что ' кататься на лошадях' пришлось всем.

Пыль тысячелетий
Эта экскурсия потрясла нас больше всего. В какой-то степени остатки древнего Гаочана можно сравнить с Египетскими пирамидами, если бы они представляли собой вот такие развалины. По образному выражению одной из наших туристок: ' мы бродили в пыли тысячелетий' ( Гаочану более 2 тысяч лет ). В развалинах буддистского храма нам повстречались паломники из Центрального Китая. Место на самом деле очень святое и почитаемое буддистами всего мира.

Бесстрастный уйгур
После окончания экскурсии мы вышли к месту стоянки автобуса. Как всегда все завалено сувенирами. Шум, гам, со всех сторон доносится :'купи-продай', и на этом фоне ... вот такой шикарный, бесстрастный,одинокий уйгур, исполняющей какую-то древнюю красивую мелодию на своем национальном инструменте. Кто они, эти уйгуры?

Уйгуры - древнейший тюркский народ. Упоминания об уйгурах имеются в китайских источниках уже в 5 в. Уйгуры первоначально обитали на востоке пустыни Гоби. В начале 5 в. большая их часть ушла в долины Толы, Орхона и Селенги. Здесь они приняли оседлую культуру и в 744 одержали победу над Тюркским каганатом. Уйгурская империя простиралась от Алтая до Байкала, охватывая запад Монголии, бассейн Орхона и верховья Енисея. В её областях процветало земледелие, торговля с соседними странами. Кыргызы Минусинской котловины, состоявшие в зависимости от уйгур, в середине 9 в. 100 -тысячной армией разрушили столицу уйгур Кара-балгасун. Уйгурская империя распалась, и в 9 веке уйгуры устремились в Кашгарию и Турфан. На месте Уйгурского каганата возник Кыргызский. Уйгуры 500 лет имели в Кашгарии и Турфане государство. Культура уйгур первоначально развивалась под влиянием буддизма, но ислам его вытеснил в 14-17 вв. Прародиной уйгур можно считать китайскую провинцию Ганьсу. Следы древних уйгур здесь можно увидеть по памятникам их культовой архитектуры (Дунхуан, др.).

Процесс этногенеза уйгур сложен. В 9 в. они слились с численно превосходящим оседлым прототаджикским коренным населением Кашгарии. Отсюда антропологически европеоидность с монголоидной примесью. Прототаджики дали уйгурам тип лица и современную родину. По этногенезу и антропологическим особенностям ("короткоголовый" памироферганский европеоидный тип) уйгуры сходны с узбеками. Но у уйгуров меньше, чем у узбеков, иранских элементов и арабских заимствований. Тип географии жизнедеятельности (оазисно-горно-пустынный) уйгуров совпадает с узбекским.

Древнеуйгурский язык дал толчок формированию узбекского языка. У уйгуров, которые до последнего времени не имели общего разговорного стандарта, литературно-письменным языком служил староузбекский. До 5 в. ядро и уйгурского, и узбекского этносов было одно. Возможно, что Фергана и Кашгария с промежуточной Ошской областью составляли когда-то единое этническое поле, распоротое кыргызами. Иначе как объяснить удивительную узбеко-уйгурскую близость, в то время как они разделены хребтами и кыргызами.

Уйгурский литературный язык долгое время был мостом культурного общения народов Центральной Азии.

Древнеуйгурское письмо создавалось на древнесогдийском алфавите, получившем позже название уйгурского. Древнеуйгурский алфавит заимствован от сирийских арабов через христианских миссионеров. В 10-14 вв. уйгурское письмо применяли многие тюркские народы. С приходом ислама они сменили уйгурское письмо на арабское. Два века уйгурское письмо по приказу Чингисхана применялось монголами (наряду с тибето-монгольским и китайским), затем немного изменённое и существующее по сей день монгольское письмо, в то время как у самих уйгур оно умерло. На основе уйгурского письма было создано в 12-13 вв. маньчжурское. Самый значительный памятник древнеуйгурской литературы - поэма 11 в. "Осчастливливающее знание" Юсуфа из Баласагуна была написана уже на арабском алфавите. Современный язык уйгуров с древнеуйгурским не связан и представлен шестью говорами: кашгарско-яркендским, хотанско-керийским, таранчинским, аксуйско-доланским, лобнорским, саларским. Ещё недавно у уйгуров не было общего разговорного стандарта, общего наименования языка тоже не было. Долгое время уйгуры называли себя по месту жительства (кашгарлык, хотанлык, турфанлык, яркенлик, аксуалык, лаплык, тоглык и т.д.). Наименования "уйгурский язык" и "уйгуры" было принято в 1921 на съезде уйгуров в Ташкенте (по предложению тюрколога Бартольда).

Огненная гора
Остановились мы во время экскурсии и у "Огненной горы". Вот что потом мы прочитали о ней в Омске в интернете:

С глубокой древности известностью пользуется Огненная гора, что в центре Турфанской впадины. О ней имеется упоминание в известном китайском классическом романе 'Путешествие на Запад', в основу которого легло реальное паломничество танского монаха Сюаньцзана в Индию. В романе в частности описывается эпизод, в котором обезьяний царь Сунь Укун, сопровождающий Сюаньцзана, трижды обращался к местной богине с просьбой дать им волшебный веер для того, чтобы паломники могли благополучно миновать на своем пути полыхающую пламенем Огненную гору. Огненная гора (местное название Кызылтаг, т.е. Красная гора) представляет собой горную гряду протяженностью 100 км с востока на запад и шириной 10 км. она сложена из красно-бурого песчаника и под лучами солнца действительно выглядит словно охваченная пламенем. Интересно, что окраска горы меняется в зависимости от интенсивности солнечного излучения и температуры окружающего воздуха, благодаря чему гора выглядит словно 'живая', меняющая свой облик.

Тяньчи
Тяньшаньский пейзажный район, главный туристический объект которого представлен высокогорным озером Тяньчи, находится в 115 км от Урумчи (административного центра Синьцзян-Уйгурского автономного района) на склоне пика Богто. Белоснежные горные пики отражаются в прозрачной как зеркало глади озера, окруженного хвойными лесами. В древности оз. Тяньчи называлось «Яочи» (Нефритовое озеро). Согласно легенде в этом озере совершала омовение богиня Сиванму. Озеро, протянувшееся с юго-востока на северо-запад, находится на высоте 1980 м над уровнем моря. Протяженность озера в длину 3,3 км, в ширину в самом широком месте 1,5 км. Наибольшая глубина достигает примерно 150 м, образовалось оно в ледниковый период.

В эпоху династии Цин (1644-1911 гг.) озеро было переименовано в «Тяньчи», что сокращенно означает «небесное зеркало, святое озеро». Сказочно красивый пейзаж Тяньчи оправдывает это название. Вода в озере, образовавшаяся от талого высокогорного снега, исключительно чиста и прозрачна. Этот край особенно прекрасен в разгар лета, когда вокруг озера ковром расстилается трава, распускаются цветы, а сквозь толщу голубой воды видно дно озера. Даже в самые жаркие дни температура воды в озере довольно низкая.

Казахи
Тяньчи и подъезды к нему - это вотчина казахов. Лошади, юрты по пути и на озере встречаются на каждом шагу. Запомнился мальчик с козликом. Раз, два, три - с Вас за фотографию два юаня, пожалуйста. Кто они, казахи Китая?

Или-Казахская автономная область, близкая и незнакомая.


Айдар Самаев, 'Континент', Казахстан', Алматы

Большинство наслышано, что в КНР живут казахи. Однако многие до сих пор не знают, что на всем протяжении казахстанско-китайской границы расположилась и граничит с нами Или-Казахская автономная область (ИКАО) со своим правительством, местными органами управления, казахскими школами и газетами, радио и телевидением на казахском языке

Первые административные должности в автономиях, по конституции КНР, обязательно должны занимать представители титульного этноса, в ИКАО это казахи. В скобках добавим - на должности первых секретарей парткомов, начиная с районного и городского звена, это положение не распространяется.

Наибольший удельный вес казахов наблюдается в сфере образования, культуры, искусства, финансов, страхования, здравоохранения, спорта и социального обслуживания, а также на партийно-государственной службе и в правоохранительных органах. Наименьший - в наукоемких отраслях и на промышленных предприятиях, особенно крупных.

Столица ИКАО - Кульджа (в китайской транскрипции -Инин) одновременно является и центром Илийского аймака (округа), помимо которого в область входят еще два аймака: Тарбагатайский с центром в городе Чугучак и Алтайский с центром в городе Алтай. Каждый аймак разделен на сельские районы (ауданы) и по статусу примерно равен статусу области в бывших союзных республиках.

Во главе ИКАО стоит председатель правительства области, которого по-казахски называют “обылыс бастыы” - глава области, или “обылыс кiмет бастыы” - глава правительства области, а не “кiмет тора-асы” – председатель правительства, поскольку считается, что председатель в Китае один - это Председатель КНР.

Аймаком (округом) руководит губернатор, которого здесь именуют не акимом, а “уали”, мэров городов называют “калабастыы” - градоначальник, зато руководителей районов все чаще называют акимами – “аудан ёкiмi”. Правда, до 1990-х годов более в ходу был термин “аудан бастыы”. Акима волости часто просто называют “ауылбас”.

Куйтунь - город областного подчинения и бывшая столица ИКАО сохранил столичный размах. Внушительные здания администрации и горкома КПК, не менее внушительная центральная площадь, широкие проспекты с разделительной зеленой зоной, современные офисы и гостиницы, каскады фонтанов с подсветкой, солидный железнодорожный вокзал, изумительный парк культуры, оформленный в казахском и китайском стиле - с рестораном под юрты, настоящим юрточным городком, китайскими беседками, павильонами и террасами, прудами с золотыми рыбками и садом камней. В этом городе довелось увидеть не очень большой, но очень современный завод по выпуску кетчупа и томатной пасты. Конечная продукция в больших пластмассовых бочках отправляется в Европу, где бутилируется и расходится по миру под маркой “Сделано в Европе”. Завод, кстати, частный. От Куйтуня железная дорога идет к Казахстану, на границе
с которым находится погранпереход Дружба - Алашанькоу.

Наш Хоргос - обычное небольшое казахстанское село, расположенное у самой границы, через которое в два потока идут караваны грузовиков с металлом, автобусы с шоп-туристами и людьми, едущими в гости и к родственникам. По краю села проходит так называемая 'запретка'. После достаточно презентабельного и многолюдного нашего таможенного терминала по грунтовке пересекаешь нейтральную полосу и попадаешь на территорию ИКАО СУАР КНР.

У самой кромки границы, прямо на нейтральной полосе фотографируются китайские туристы. Подчеркнуто вежливые таможенники и пограничники строго, но оперативно проверяют документы и багаж. После прохождения таможенных и пограничных процедур по не очень широкой автостраде длиной около двух километров попадаешь на центральный проспект маленького, словно игрушечного, очень смахивающего на киношные декорации, красивого городка. И этот чистый, ухоженный, заполненный, несмотря на свою миниатюрность, банками и отелями, китайский аванпост производит сильное впечатление, особенно в первый раз.

Кульджа лежит в 90 километрах от Хоргоса. В недавнем прошлом наполовину глинобитный город, сегодня удивительно напоминает Алматы зеленью, бело-розовым цветом домов, казахским орнаментом на улицах и фронтонах зданий, стрельчатыми окнами и куполами, аккурат, как у нас в 60-70-е годы прошлого века, и японские города - белыми параллелепипедами домов, загнутыми крышами дунганских мечетей и павильонов в китайском стиле.

На широких, с идеальным бетонным и асфальтовым покрытием, улицах много транспорта. Большинство машин, включая “Фольксвагены” и “Ауди” последних марок, по лицензии произведены в Китае. Некоторые из них получили китайские названия. Есть и чисто китайские машины, в том числе и представительского класса.

В центре города интересна скульптура женщин в национальных одеждах. Посередине - казашка, обеими руками поднимающая атом, справа - китаянка и слева - уйгурка. Недалеко еще одна скульптура - женщина казашка в национальной одежде, верхом на лошади, высоко к солнцу поднявшая ключ, надо полагать, от столицы. Город хоть и небольшой, особенно по китайским меркам (не более полумиллиона жителей), но вполне отвечает столичным требованиям, по крайней мере, достаточно большого административного центра. И жизнь в городе кипит днем и ночью, когда Кульджа озаряется многоцветьем фонарей разнообразной рекламы и подсвеченных изнутри фонтанов.

С позднего вечера и почти до самого утра на площадях перед закрывшимися торговыми комплексами, а порой и прямо на перекрываемой проезжей части появляются столики со стульями, мангалы, жаровни, и закипает жизнь 'ночных базаров', где десятки торговцев предлагают отведать блюда китайской, дунганской, казахской, уйгурской и еще неизвестно какой кухни. Причем на части столиков красуется полумесяц, значит здесь кухня, приготовленная по мусульманским канонам. С рассветом все сворачивается, чистится и подметается, и к началу рабочего дня уже ничего не напоминает о кипевших ночью страстях.

Достопримечательностью города является расположенный на окраине выставочный комплекс (что-то наподобие алматинского “Атакента”), где создается “специальная технолого-экономическая зона”. Подобные зоны предназначены для привлечения как иностранных, так и китайских инвесторов.

Из Кульджи по серпантину мимо впечатляющего рериховской красотой озера Сайрам, с усеянными юртами и пасущимся скотом на альпийских лугах, дорога ведет на север к Куйтуню, от которого разветвляется на север к Чугучаку и на юг к Урумчи. С весны до осени вдоль дороги и в отдалении от нее на всем протяжении пути разбросаны юрты, порой образуя целые аулы. Обычно одна семья живет в двух юртах. Небольшой войлочный шатерчик, увенчанный шаныраком, напоминающий северную ярангу или индейский типи, используется как кухня. Часто рядом с ними строят из камня небольшую землянку, используемую как подсобное помещение. В горной местности такие землянки просто пристраивают к горе.

По дороге на Урумчи лежит кажущийся белоснежным трехсоттысячный город Карамай. Это центр нефтеносной зоны, находящейся под прямым управлением Урумчи, а по некоторым вопросам - под непосредственным присмотром Пекина. Ночью издали видно зарево огней над утопающим в зелени городом. Одна из его достопримечательностей - монумент нефтедобытчикам, чем-то напоминающий монумент шахтерам в Караганде. В микрорайонах, застроенных 5-7-этажными коробками, можно заметить кондиционеры и спутниковые тарелки, а постройки последних лет, даже в микрорайонах, отличаются архитектурным изыском.

Вокруг Карамая на десятки верст - нефтяные качалки, буровые вышки и, пореже, факелы горящего попутного газа. А дальше, почти до самого Урумчи, дорогу будет окружать унылый ландшафт пустыни.

Тот, кто бывал в Чугучаке лет десять или даже пять назад, его не узнает. Три широких проспекта, напоминающих взлетно-посадочные полосы, где вполне могут приземлиться небольшие самолеты, основные магистрали города днем и ночью заполнены рыскающими в поисках пассажиров красными “Ситроенами”-такси. Весной по осевой линии проезжей части устанавливают большие вазоны с цветами и к зиме убирают. На перекрестках и дорожных развязках во многих городах выстраивают пирамиды из цветочных горшочков.

В Чугучаке расположена самая большая в аймаке казахская школа, где учатся 1600 учащихся и работают 360 педагогов. Школа хорошо компьютеризирована, имеет музыкальный класс. На стенах - ставшие уже непривычными плакаты с серпом и молотом, большие портреты Маркса, Энгельса, Ленина и совсем непривычные - Сталина, Мао и поменьше - Дэн Сяопина.

В городе вам обязательно покажут монумент, символизирующий политику “открытых дверей” - юноша на стремительно летящей лошади высоко в небо поднимает символический ключ. Композицию дополняет фигура стоящей рядом девушки. Это действительно символ. В начале 1990-х захолустный городишко у самой границы, жители которого всерьез опасались вторжения наших войск, превратился в один из главных западных ворот Китая. Здесь был огромный оптовый рынок, куда съезжались шоп-туристы со всего бывшего СССР, что и позволило Чугучаку стать таким, каким он стал.

Один характерный штрих, показывающий динамику роста города: в 2000 году снесли построенный в конце 1980-х кинотеатр “Тарбагатай”, вместе с окружавшими его зданиями, и на их месте разбили площадь с трехзвездочным отелем в центре. Площадь выложена отполированными гранитными плитами, среди которых расположены бронзовые декоративные решетки цветомузыкального фонтана. Стоит заиграть музыке из скрытых среди деревьев динамиков, как из-под решеток вылетают струи воды, вечером поражающие своим разноцветьем.

В зависимости от музыкального сопровождения струи то вертикально поднимаются вверх, то пляшут, то двигаются по кругу, то образуют пирамиды. Наиболее впечатляюще, когда из самого центра площади на высоту в 100 метров поднимается столб воды, а потом, когда ее подача так же внезапно прекращается, как и началась, зависнув там, падает вниз.

Чугучак находится всего в 17 км от границы, куда ведет ровная, хотя и неширокая автострада. Бахты -это классический пример погранперехода, где прямо напротив друг друга на расстоянии не более 50 метров располагаются пропускные ворота сопредельных государств, а посередине - бетонный квадрат с погранзнаками.

Третьи крупные ворота ИКАО - переход Майкапчагай - Зимунай. Это уже Алтайский аймак. Нижний Зимунай (Жеменей) - первое, что встречается на этом переходе с сопредельной стороны. Он усиленно строится. Впечатляет. Тем более что развитие этого региона началось не более семи лет назад.

В 20 км от него - село Топтерек, или, как его еще называют, верхний или старый Зимунай - центр Зимунайского района, который также усиленно застраивается. Еще 6-7 лет назад здесь были одни фанзы – глинобитные домики, теперь вполне сформировавшийся городок. Если сравнивать с расположенным в 80 км от него нашим Зайсаном, то это особенно чувствуется. Как сказал один мой зимунайский знакомый, когда они в 1994 году первый раз попали в Зайсан, то он показался им большим городом, однако сегодня он так не думает. Тогда же, в Зайсане, он впервые увидел кнопочный телефон. В Зимунае в то время пользовались аппаратами, на которых крутят ручку сбоку, чтобы вызвать телефонистку. Сегодня там даже чабаны ходят с сотовыми, и, что характерно, эти телефоны работают в степи, можно ехать из города в город и разговаривать по “сотке”. Почти всю дорогу от Зимуная до Алтая и дальше, от Алтая до Урумчи (тысячу с лишним километров), мы могли говорить по телефону. Благо тарифы на сотовую связь в Китае невысокие.

В 80 км от Топтерека, по дороге в центр аймака город Алтай, раскинулся Бурчум - районный центр Алтайского аймака на Черном Иртыше. Далее от Бурчума дорога ведет в Алтай. В аймачном центре удачно использован природный ландшафт. Город расположен в низине и зажат горными склонами, узкой полосой растянувшись вдоль гор.

Интересно, что если Кульджа, уже имея столичный лоск, претендует на статус крупного административного и торгового центра, а Чугучак, выросший на торговле, и сейчас еще живет этим, в Алтае явно ощущается то, что там серьезно занимаются иностранным и внутренним туризмом. В многочисленных и комфортабельных (до 4 звезд) отелях и туристских кемпингах города можно встретить туристов из Северной Америки, Европы, Японии, ЮВА и внутренних районов КНР.

Жемчужина Алтайского округа - озеро Канас, образующее с нашим Маркаколем и Телецким озером в Республике Алтай одно ожерелье неописуемых по красоте горных озер, окруженных такой же очаровывающей природой. В отличие от нашего Маркаколя, на Канасе сумели развить инфраструктуру туризма. К услугам отдыхающих комфортабельные кемпинги, водные лыжи и воздушные шары, прогулки по озеру на судах, знакомство с бытом и обычаями живущих здесь казахов, монголов и тувинцев, для чего созданы этнографические аулы. Кстати, по поверьям, в Канасе живет такое же реликтовое существо, как и в знаменитом озере Лох-Несс.

По дороге из Бурчума в Алтай можно любоваться гигантскими барханами Джунгарской пустыни. Здесь недалеко Джунгарская впадина. Через нее проложена дорога Алтай - Урумчи, к которой кое-где вплотную подступают огромные барханы все той же пустыни. Невольно берет оторопь от мысли, что под напором ветра эти махины могут двинуться через дорогу.

В ИКАО живет более миллиона казахов. За пределами Или-Казахской автономной области компактными общинами они живут вокруг Урумчи и в самом городе, в Боротала-Монгольской и Санчжи-Дунганской автономных областях, в Хамийском округе, а также в граничащих с СУАР провинциях Цинхай и Ганьсу.

Отдельные казахские семьи или небольшие группы можно также встретить в других районах СУАР, в Пекине, Шанхае, некоторых других местах. Всего же представителей казахского этноса в Китае, по китайским данным, насчитывается 1,5 млн. человек, и они являются шестнадцатыми по численности в Китае.

На территории СУАР казахи по численности занимают третье место после ханьцев и уйгур, составляя 7,4 проц. общего числа его населения. За 54 года, со времени провозглашения КНР, численность казахской общины в Поднебесной выросла более чем в три раза.

Откуда появились в Китае казахи? Довольно распространено ошибочное мнение, что все они - переселенцы и перебрались в Китай после революции. И если в Ганьсу и Цинхай и даже за Урумчи казахи действительно переселились в более позднее время, то казахи ИКАО - в большинстве своем аборигены этой территории. Казахи успешно отстаивали эти земли в ходе двухвековой борьбы с джунгарами. Они вынуждены были покинуть их лишь в период печально известного исхода “Ак табан шубурынды”. Находясь в глубине казахских земель, представители проживавших здесь родов тосковали именно по этим краям.

Какие же они - казахи Китая? Сильно ли они отличаются от нас, живя в другой стране и имея (в отличие от всех остальных казахов, живущих за рубежом) свои, пусть и автономные, образования, где казахский этнос считается титульным, а казахи официально стоят у власти.

Конечно, проживая в другой стране, они развивались в других исторических рамках, в совершенно иных социально-экономических и политических условиях и, естественно, в Китае находились под китайским культурным влиянием, как, впрочем, в Турции - под турецким.

Однако они сумели сохранить свои язык и культуру. Казахи Китая в большинстве своем также в совершенстве владеют разговорным китайским языком, как мы - русским. Но увидеть двух казахов, обсуждающих на китайском свои проблемы или просто беседующих со своими детьми, - нонсенс. Дома, в семье, между собой в ходу только казахский, правда, при этом нет-нет да и проскальзывают китайские слова или специфические термины. Есть и уйгурские заимствования, и даже английские, но при этом наметилась тенденция возвращения слов литературного казахского языка, употребляемого у нас. И в этом они в чем-то нас даже опережают.

А пока на всем протяжении казахстанско-китайской границы с нами граничит Или-Казахская автономная область, по сути второе в мире, хоть и автономное, административно-территориальное образование казахов, где казахи являются титульным этносом и официально стоят у ее руководства.

Урумчи и его транспортное сообщение
Урумчи является политической, промышленной и экономической столицей Сяньцзяня, а кроме того – крупнейшим городом в регионе. Население Урумчи превышает 1 миллион, подавляющее большинство жителей являются китайцами. Название города переводится «красивые пастбища», что не совсем соответствует действительности, несмотря на то, что на горизонте, к востоку, виднеются покрытые снегом вершины Тяньшаня.

Те, кто приехал из Сибири и Центральной Азии, впервые в жизни окажутся в поистине китайском городе и смогут увидеть оживление, захлестнувшее центральные улицы китайских городов, и потоки покупателей, устремившихся в модные супермаркеты и бутики дизайнерской одежды. Это оживление началось, когда в 1992 году самому западному поселению в Китае было официально разрешено снизить налоги, до того этой привилегией пользовались лишь такие города-порты, как Шанхай и Далянь Это было сделано для того, чтобы привлечь капитал – довольно странное решение, если учесть, что город находится в 2000 километрах от ближайшего моря.

Если же вы приехали из восточной части Китая, город может показаться не особенно интересным, так как здесь вряд ли можно встретить исторические памятники. Тем не менее, здесь есть оживленные рынки; зеркальные, недавно построенные многоэтажные отели и офисы создают ощущение, что вы находитесь в мегаполисе. Но это до тех пор, пока за углом Вы не увидите голые, облезшие склоны холмов и не поймете, что это место только что превратили из пустыни в процветающий оазис. Кроме этого, самой важной причиной посетить Урумчи является озеро Тяньчи (Небесное Озеро), в 3 часах езды на автобусе к востоку от города.

Урумчи стал столицей Сяньцзяня в конце 19 века, тогда он назывался Дихуа. В течение первой половины 20 века город был местом сражения феодальных военачальников – в 1916 году Янг Ценхин пригласил сюда на пир всех своих врагов и в ходе банкета отрубал головы одному за другим. Позже, перед началом Великой Отечественной Войны, Советские войска вошли в город; они остались здесь до 1960 года. Урумчи начал восстанавливать свой прежний облик только после завершения строительства железнодорожной линии Ланьчжоу - Урумчи в 1962 году. Это больше, чем что либо другое, помогло городу влиться, и экономически и психологически, в Китайскую Народную Республику. А с открытием железнодорожной линии Урумчи-Алмата в 1991 году было заложено последнее звено в прямом сообщении из Китая до Европы по Центральной Азии.

Открытие железнодорожной линии между Китаем и Казахстаном в 1990 завершило строительство железной дороги, пересекающей территорию всей Азии. Она соединяет порты Восточного Китая и северо-восточной Европы и позволяет сэкономить значительное количество времени. Тем не менее, каждую неделю по этой железной дороге ходят только два поезда Урумчи – Алма-Ата, отправляясь одновременно из обоих городов ночью по субботам и понедельникам.

Автобусы отходят ежедневно от автовокзала в Урумчи, поездка стоит $60 и займет 24 часа. Если вы поедете на автобусе из Инина, который ходит 4 раза в неделю (по понедельникам, средам, четвергам и субботам), вы заплатите всего $40. Билеты продаются в отдельной кассе в здании автовокзала в Инина.

Самолеты от Урумчи до Алма-Аты летают 2 раза в неделю. Пользуясь услугами компании Казахские Авиалинии , вы заплатите $136, что значительно дешевле, чем у китайской авиакомпании … ($210).

Дорога домой и некоторые наблюдения.
Расстояние от Омска до погранперехода на границе Казахстана и Китая (Майкапчагай-Джеминай) составляет 1275 км ( это ближе, чем от Омска до Красноярска). Такое же расстояние от Омска до наших любимых мест в Горном Алтае. Китай - рядом!
Китай - под боком! Китай - внушительно развивается.

Нас объединяет река Иртыш и многие исторические параллели. В 18 веке мы осваивали Сибирь на восток, китайцы на запад. В Синьцзяне мы пересекались. Мало кто знает, что китайский город Бурчин ( у истоков Черного Иртыша) был основан сибирскими казаками, а город Инин в некоторых местах напоминает Любинский проспект города Омска!

Что сильно отличается: там не произошло очередной революции, и все развивается гармоничнее, чем в России. А у нас опять все сломали до основанья, а затем пытаемся построить новый мир, это опять господство идеологии. Китайцы же реформируют потихоньку, госхозы у них соседствуют с частными предприятиями, тут тебе и конкуренция, и взаимодополнение, они ничего не сломали. Правда, у них до сих пор одна партия. Есть еще одна, демократическая, но очень незначительная, никто туда не идет, и роли она не играет. Несколько сотен человек. И никакой распущенности. Сдержанность. Фундаментальность, которую мы утеряли.

В Китае живут 1 миллиард 250 миллионов человек и 10 миллионов квадратных километров территории, столько, сколько и в Сибири. Но у нас в Сибири 24 миллиона населения. И как-то они там, в Китае, кормят народ, там ведь климат не везде благоприятствует, в Гоби нельзя ни пахать, ни коров пасти.

Русские эмигранты писали, что единственная страна, где русские чувствовали себя почти как дома, был Китай.

Где же мы были, когда Бо Цзю и и Су Дун По писали свою медитативную лирику? И не останемся ли мы далеко позади современного Китая лет через тридцать?

Дело в том, что в рамках национального проекта «Павлин», официальное название которого: «Развивай Запад!», Пекин превратил СУАР в зону благоприятного налогового режима как для инвестиций, так и для рабочей силы. Более того, государство создало там атмосферу экономического бума, вкладывая огромные капиталы в строительство жилья, гражданской инфраструктуры, развитие ирригационных систем и создание искусственных оазисов. По объемам трансфертов из центрального бюджета Китая СУАР сегодня стоит на первом месте среди 31-ой провинции страны. В ближайшие пять лет китайское руководство планирует вложить в экономику района государственных средств на сумму 7 млрд. долл. США! Для сравнения заметим, что эта сумма превышает ВВП Киргизии примерно в 4 раза! За этими мерами последовал приток частного китайского капитала, бурный рост бизнеса и спроса на рабочую силу. Темп годового роста районного ВВП за последние 20 лет в среднем составил 10,7%. Среди всех провинций Китая Синьцзянь занимает 12-е место по величине доходов на душу населения и 3-е место по равенству доходов между городским и сельским населением. Что касается зарубежных инвестиций, то их очень мало: СУАР получает всего 25% по сравнению со средненациональным уровнем иностранных инвестиций.
Вот так!